Франция

Карта нашего путеводителя = содержание сайта



Постепенно привожу в порядок метки и попутно размещаю на карте ссылки на все наши посты.

Активность участников на нуле, вероятность своих оффлайновых поездок ещё ниже, по Франции скучаю, поэтому планирую ежедневно выкладывать во france_guide перевод календаря "La France en 365 photos". Календарь милый, давно им пользуюсь, не покупая совершенно новых. И каждый раз смотрю на листок и думаю: хорошо бы в сообщество написать. Но на полноценные путеводительные статьи уже давно нет желания. А тут так просто: фото + три предложения.

Лион - столица шелка, марионеток и друидов.

Автор: Елена Раскина.
В «городе-Льве» - Лионе – втором по значению после Парижа городе Франции, чувствуются итальянские и швейцарские влияния в архитектуре, убранстве домов, моде и кухне. Швейцария от Лиона совсем недалеко – рукой подать до французско-швейцарской границы, да и Италия рядом. Местные жители говорят на певучем и протяжном варианте французского, как будто поют. Гостиничный портье объяснил мне, что быть «vraiLyonnais» - настоящим лионцем – обозначает: никогда не унывать, постоянно ощущать полноту и разнообразие жизни, тонко чувствовать красоту, ценить «острое словцо» и, конечно же, тонкую кухню. «VraiLyonnais» - страстный любовник или отец семейства, обожающий своих детишек. А еще настоящий лионец любит горячее вино, которое продают прямо на улицах, а на ужин предложит своим гостям креветки в остром чесночном соусе, рис и рататуй.

Лион расположен почти в центре Франции, два часа езды по автостраде отделяют его от Женевы и несколько часов поездом от Италии. В Италию можно попасть по новой скоростной железнодорожной ветке Лион-Турин, а до Марселя можно добраться той же железной дорогой всего за полтора часа.
Collapse )

Франция в огне двух мировых войн (Часть 2).

Начало: Франция в огне двух мировых войн (Часть 1). - Путеводитель по Франции — ЖЖ (livejournal.com)

Период между двумя мировыми войнами стал для Франции испытанием на прочность. Ее экономике пришлось выдержать удар мирового экономического кризиса 1929-33 гг., вошедшего в историю под мрачноватым названием "великая депрессия". Во Францию он пришел несколько позднее, чем в другие ведущие европейские страны и в США, однако был более продолжительным и глубоким. Под влиянием массовой безработицы среди рабочего класса и стремительного обнищания мелких и средних буржуа во Франции началась резкая радикализация общества. Традиционным французским общественным ценностям - либерализму, гуманизму и терпимости - предстояло выдержать мощный удар справа от местных разновидностей фашистской идеологии, и слева - от коммунизма.
В 1920 г., на волне роста популярности коммунистического учения и интереса к российской Октябрьской революции, на фундаменте основанной в начале века Жаном Жоресом газеты "Юманите" была создана Французская коммунистическая партия (ФКП). В кратчайшие сроки она объединила в своих рядах не только сотни тысяч эксплуатируемых промышленных рабочих и жаждавших социальной справедливости студентов, но и множество интеллектуалов: литераторов-сюрреалистов, философов, социологов и журналистов. Многие историки не без основания считают, что ФКП получала поддержку от советских спецслужб. На фоне развернувшейся борьбы за улучшение положения рабочего класса росла популярность и других социалистических организаций - Французской секции Рабочего интернационала (СФИО), троцкистов, анархо-синдикалистов.
Рабочая забастовка на заводе "Рено", 1936.
Рабочая забастовка на заводе "Рено", 1936.
Collapse )

Франция в огне двух мировых войн (Часть 1).

Материалы для исторического путеводителя "Франция - страна королей и пяти республик", М., "Вече", 2012.

Каждый год 11 ноября вечный огонь на могиле Неизвестного солдата под сводами Триумфальной арки в Париже утопает в цветах и пышных венках, перевитых траурными лентами и цветами французского триколора. Надписи на них гласят, что вечную признательность павшим выражают президент Франции и члены правительства, политические партии и организации ветеранов, города и воинские части, и просто тысячи французов, семьи которых когда-то не дождались с кровавых полей своих солдат. Франция вспоминает ее защитников, сгоревших в огне двух мировых войн, выпавших в ХХ в. на долю этой прекрасной страны.
Каждый год 11 ноября вечный огонь на могиле Неизвестного солдата под сводами Триумфальной арки в Париже утопает в цветах и пышных венках, перевитых траурными лентами и цветами французского триколора.
Под величественной в своей простоте надгробной плитой на Площади Звезды спит безымянный солдат Первой мировой, жизнь которого оборвалась в огненной вспышке разрыва германского снаряда или в рукопашной схватке в адской тесноте неприятельской траншеи, или с перебитым пулей хребтом в грязной луже на дне воронки. Он погиб близ Вердена, или на Сомме, или в полях Иль-де-Франса, или во Фландрии, в Шампани, в Артуа...
Реконструкция церемонии выбора Неизвестного солдата в часовне цитадели Вердена.
Реконструкция церемонии выбора Неизвестного солдата в часовне цитадели Вердена.
Collapse )
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Бордо французская столица красных вин.

Елена РАСКИНА, Москва, специально для "Нового Крыма"

Когда утром я открывала окно, в гостиничный номер врывался запах сдобы, а вечером улицы пахли вином. Кондитерские и булочные в славном и древнем городе Бордо начинали работать очень рано, в 7 утра, поэтому к 9.00 узкие средневековые улочки столицы красных вин пропитывались ароматами корицы и свежеиспеченных круассанов. А когда открывались многочисленные кафе, рестораны и винотеки, ароматы красных вин струились в воздухе, подобно запаху изысканных духов.
Мы с подругой жили в гостинице в конце длинной, извилистой средневековой улицы Сен-Катрин, казавшейся мне бесконечной. Вблизи нашего отеля располагались и монументальные ворота Дижо, спроектированные Андре Портие в конце 18 столетия. Когда-то через эти ворота въезжали в город кареты, а в каретах сидели знатные дамы и господа или просто богатые виноторговцы. Ведь все в Бордо и тогда и сейчас подчинено вину и винограду. Вечером можно устроиться в уютном кафе рядом с воротами Дижо и медленно потягивать одно из красных вин, которым славится этот древний город, столица региона Аквитания.

Напротив уютного отеля «Гамбетта», над огромным книжным магазином, располагавшемся в доме XVII столетия, я увидела мемориальную доску, указывавшую, что здесь жил великий философ Мишель де Монтень, он же – мэр город Бордо. «Горожане Бордо избрали меня мэром их города, когда я был далеко от Франции и ещё дальше от мысли об этом», - сетовал философ, но городом управлял дважды – и, по-видимому, довольно успешно. Можно только представить себе, сколько бутылок красного вина выпил месье де Монтень в период своего мэрства: ведь не думать о вине в Бордо просто невозможно! На каждом шагу или винный подвальчик, или магазин с богатым выбором элитных вин, или ресторан, или винотека.
Collapse )

Русская пресса о французских "траншейных газетах" Первой мировой.

Источник: https://fluggegecheimen.livejournal.com/44857.html

Н. Тасин в «Биржевых Ведомостях» говорит следующее о французских солдатских газетах:
«Все без исключения газеты ведутся в тоне добродушного, незлобливого юмора. Этот тон выдерживается даже по отношению к врагу. Над немцами подтрунивают, по их адресу не щадят острых словечек, карикатур и эпиграмм, но во всем этом нет вражды, ненависти. Не щадят траншейные литераторы и своих, особенно «ces monsieurs de l’arriere», т.е. не нюхавших пороху штатских. Некоторые газеты даже больше занимаются ими, чем немцами. Им посвящаются тысячи анекдотов и юмористических рассказов.
Collapse )

Французские "траншейные газеты" Первой мировой войны.

Материал с сайта реконструкторов 151-го линейного пехотного полка Французской армии (151ème Régiment d'Infanterie de Ligne): http://www.151ril.com/content/home

Начиная с осени 1914 года, французские солдаты начали выпускать "траншейные газеты" (journal de tranchée ), написанные солдатами и для солдат. Изучение французской траншейной журналистики 1914-1918 гг. является изучением менталитета обыкновенного французского солдата Великой войны - le poilu. Траншейные газеты приподнимают завесу над повседневной жизнью тех, кто сражался, страдал и погибал в самых ужасающих условиях. Берущая начало во французских республиканских традициях и национальных чувствах, траншейная журналистика была вызвана к жизни жестокой войной, которая быстро и безжалостно отделила тех, кто «на фронте», от тех, кто «в тылу». Пропасть, разверзшаяся между реальностью и вымыслом, полезным и ненужным, причастностью и отчуждением способствовала созданию этого уникального и импровизированного способа самовыражения. На войне, которая грубо попрала человеческие права, втоптала в кровавую грязь любовь и чистоту, сочувствие и разум, «траншейные газеты» взяли на себя нелегкую задачу по сплочению, информированию и развлечению воинского коллектива. Они помогли бойцам восстановить в себе немного человеческого достоинства и гуманности, поддерживали тех, кто чувствовал себя бессильным против войны, превратившей человека в расходный материал. Траншейные газеты были взглядом на войну изнутри, а скорее - снизу вверх, взглядом «бедняг, сидящих в навозной жиже» (pauvres purotins), как грубовато называли в те годы французских пехотинцев.

"Le Mouchoir" ("Носовой платок") - рукописная газета 151-го линейного пех. полка, которая начала издававаться в 1915 г. 31-летним связистом Жозефом Лесажем (Joseph Lesage, профессиональный художник, выпускник Школы декоративных искусств) и двумя его товарищами:

Collapse )

Рождественские открытки Иностранного легиона Франции.

Рождество Христово в Легионе по сложившейся традиции отмечалось и по Григорианскому, и по Юлианскому календарю, т.к. там служило немало наших соотечественников, выходцев из Сербии и представителей других народов, празднующих Рождество 7 января.
Представляю подборку Рождественских открыток Иностранного легиона в исторической перспективе - с начала ХХ в.

Рождество в Марокко, судя по форме одежды легионеров (знаменитые белые кепи изначально были служебной формой одежды для жаркого климата, уставным отличием Легиона они стали только в 1964 г., так что на картинке солдаты в общевойсковых головных уборах) - до 1914 г.:

Collapse )

Окопное меню французского солдата Первой мировой (часть 2).

Начало: https://france-guide.livejournal.com/373780.html

Коренной перелом в организации военного питания во Французской армии наступил только в 1915 г. Символами долгожданных изменений стали покатившиеся по прифронтовым дорогам полевые кухни и введение нескольких фиксированных ежедневных рационов (vivres du jour), различавшихся в зависимости от местонахождения части и решаемых ею боевых задач. В феврале 1915 г. на фронте появились первые передвижные полевые кухни (во французской военной терминологии - cuisines roulantes, «катящиеся кухни»), первоначально смонтированные на базе двухосных армейских фургонов. Впоследствии было сконструировано несколько специальных моделей полевых кухонь, в основном так называемых «поездов», состоявших из транспортной двуколки (наподобие артиллерийского передка) для перевозки запасов провизии и топлива, к которой цеплялась собственно одноосная повозка-кухня. Последняя была оснащена объемистым железным ящиком-жаровней и набором съемных котлов общим объемом около 400 литров. Некоторые модели оснащались еще дополнительным 82-литровым кофейным котлом.
Французская полевая кухня и ее "экипаж", 1918.
Французская полевая кухня и ее "экипаж", 1918.
Collapse )

Окопное меню французского солдата Первой мировой (часть 1).

Провиантское довольствие и организация питания Французской армии в 1914-18 гг.
Французская пехота готовит пищу в полевых условиях, 1914.
Французская пехота готовит пищу в полевых условиях, 1914.
Collapse )
Отношение к провиантскому довольствию вооруженных сил в разных странах имело собственную специфику и традиции. Вспомним хотя бы пресловутый солдатский суп из топора Российской императорской армии или циничный вопрос, обращенный Фридрихом Прусским к своим тощим гренадерам: «Почему вы опять хотите есть, вас же вчера кормили!» В этом отношении Французская армия занимала совершенно особое место, во всяком случае - в новое и новейшее время. Не будет преувеличением сказать, что содержимое солдатского котла представляло для военного министерства этой страны стратегическое значение. Никакие лишения и опасности не могли заставить французского солдата относиться к пище с фаталистическим безразличием его российских или немецких коллег. Француз XIX-ХХ вв., вне зависимости от социального происхождения, принадлежал к единой национальной культурной общности, важной частью которой являлось знаменитое «аrt de vivre» - искусство жить, а ключевым элементом последнего – эстетическое отношение к приготовлению и потреблению пищи. Это отнюдь не означало, что французский пехотинец Наполеоновских войн, Крымской кампании или колониальных экспедиций не был способен существовать на голодном пайке или от отсутствия за завтраком кофе со свежими булочками сразу снижалась боеспособность полка. Но все же отношение к питанию войск во Франции было совершенно особенным -как у военного руководства, так и на самом низу – в солдатской столовой.
Collapse )